ДП: В конце осени 2016 мы с инженером-кастомайзером Пашей Брайво предприняли небольшое исследовательское путешествие в Нидерланды. Наша поездка была мотивирована желанием увидеть иной уровень реализации архитектурной, экологической и технологической составляющих целостного образа жизни, который может вести человек, использующий потенциал среды и своих изобретений. Говоря о преддверии Нидерландов, мы покажем дорогу, удивительные виды полей и пастбищ, то и дело встречающиеся на пути архобъекты, либо функциональные, либо что-то символизирующие для жителей конкретной местности. Да и вся страна предстаёт в общем стилевом решении и удивительно гармоничном сочетании старой классической и современной архитектуры, демонстрирующей новые материалы и технологии.

Маршрут: Амстердам → Буртанж → Зволле → Венло → Лейден → Амстердам

ПБ: Нидерланды — пример страны, воспевающей природу в каждом виде, и буквально везде можно наблюдать если не поклонение, то по крайней мере сотрудничество с ней. И пример общества, в котором архитектура является культурной и образовательной доминантой, формирующей жизненные процессы. Видно, что проекты делают невероятно грамотные архитекторы, учитывающие большое количество факторов.

ДП: Архитекторы получают госзаказы, им даётся возможность всё тщательно продумать от проектов в городах, до элементов сельской местности. 

Голландцы говорят: «Бог создал землю для всех, кроме нас. Мы сами строим свои берега». Нидерланды — крошечное государство, самое густонаселённое в Европе, при этом очень комфортное для жизни. Когда-то эта земля была морем. За всю историю Нидерландов территория государства расширилась вдвое, и не войнами, а инженерной и архитектурной мыслью, а она о том, как сделать человека счастливее. (из фильма Ирины Коробьиной «Голландские берега, умная Архитектура: „Страна как проект“»)
ДУО² — одно из самых экологичных офисных зданий в Европе встречает нас в Гронингене. Архитектор: Бен ван Беркель.
Слева — представитель «органической архитектуры»: здание штаб-квартиры нидерландской газотранспортной компании Gasunie. В нём расположен водопад высотой 60 метров и все основные лестницы окружены висячими садами. Архитекторы: Alberts & Van Huut.
Очередной пример «символа города на въезде» — первый и единственный в мире деревянный открытый мост для всех видов транспорта, включая грузовой, легковой и велосипедный. Город: Снек. Материал: ацетилированная древесина «Accoya». Архитекторы: Hans Achterbosch.

«Искусственный ландшафт, на протяжении веков создаваемый руками людей, делает всю страну уникальным архитектурным объектом».

(„Страна как проект“)

ПБ: Там везде есть архитекторы, которые соблюдают единый стиль оформления населённых пунктов с сохранением отголосков древних и старых зданий. Это пример такой страны, которой можно позавидовать в том смысле, что она действительно маленькая и может себе позволить развивать каждый клочок земли. Видно, что это совместный труд тысяч людей, настолько во всём видна общая проектная связанность: нет ни заброшенных земель, ни неухоженных земель — всё используется, полностью задействовано и выглядит очень красиво.

Нидерланды, нижние земли, низины — это государство давно могло бы исчезнуть, но оно растёт, живёт и процветает благодаря упорству его жителей. Голландцы уже более 1000 лет оттесняют море и осушают болота. Борясь за свою землю, они находятся в постоянном поиске оптимальных способов обустройства своей земли. Анализируя прошлое, они проектируют будущее. („Страна как проект“)

ДП: Ты хочешь сказать, люди осознанно используют все эти выразительные средства?  

ПБ: Возможно, маленьким странам с таким удачным расположением (с одной стороны торговым, с другой — сложными климатическими условиями, которые мотивируют людей к изобретательности) становится проще организовать целостность существования общества «одной командой», когда все работают над поддержанием общих ценностей. Первое время было непривычно отсутствие заборов, как дополнительное подтверждение открытости сознания и доверия местных жителей.

ДП: Сложно себе представить — смотришь каждую фотографию и она видится завершённой. Просто открытка, всё полностью от неба и земли до цвета, текстуры, архитектуры, деталей и вообще всего.

ПБ: Можно только поучиться у них видеть и поддерживать Красоту, и этого уже будет достаточно. Если ты увидел Красоту, то внутренне ты уже будешь знать, какие есть ориентиры.


ДП: И потому одной из целей нашей поездки было увидеть, прежде всего, какой-то вдохновляющий образ.

«Архитекторы в Нидерландах проектируют не здания, а жизненные процессы».

(Рем Колхас)

ПБ: Вдохновляющий образ тех стран, которые меньше участвовали в войнах и больше — в собственном развитии. И увидеть, как можно обращаться с природой и планетой на высоком технологическом уровне: насколько технологии могут заботиться о том, чтобы и вид был хороший, и земля не истощалась, и все животные были учтены, и людям там было удобно. Значит, историческая функция Нидерландов состояла также в том, чтобы создать этот образ для других стран. Но тут ещё зависит от того, кто на него посмотрит. Если смотрит архитектор, то он может в своих постройках учитывать этот пример, эту степень лаконичности и аккуратности.

Архитектура и дизайн являются культурными приоритетами в политике Нидерландов. В стране 16 с миллионами населения ежегодно 20 миллионов евро тратится на архитектурное образование, а также на экспериментальные и выставочные программы в области архитектуры, ведь они служат развитию профессии. („Страна как проект“)

ДП: А что насчёт современных технологий, какие приёмы ты отметил?

ПБ: Например, активное использование вантовых мостов, триангулированной и машиностроительной архитектуры, когда детали по-максимуму производятся на заводах и привозятся в готовой для сборки форме. И это тоже даёт то качество, которое позволяет всему так гармонично связанно выглядеть.

Город Утрехт, мост «Хогевейдебрюг». Анимация проекта и видео строительства: по ссылке.


ДП: Ну вот «дух архитектуры» есть такое понятие? Внутри ощущение глубочайшего удовлетворения т.к. чувствуешь, с каким отношением создавалась эта архитектура и были спроектированы все объекты.

ПБ: Этому способствует высочайший уровень образования архитекторов, видно, что они учись «в одной школе». Чем интересно это «единообразие» — проявление гармонических сочетаний всех элементов, где нет лишних или слишком ярких, резких цветов. На мой взгляд, у них нет заимствованной у отдельных капиталистов функции что-то продавать населению, у них «глобальный капитализм» (страна на мировом рынке) и другие мотивации.

Футуристическая мансарда неоклассического дворца. Город: Зволле.


ДП: Опять же, не такое раздутое «эго» (человека над природой) может придать красоту пространству, в котором живут другие люди, привнося скромность и сохраняя за собой высокий уровень культуры. Я бы сказала, такой скромный шик.

Для голландцев характерно делиться ресурсами, совместно их использовать для создания общего будущего и характерна способность к общественному взаимодействию, доверию и принятию решений. Как следствие, голландская архитектура — это архитектура преобразования образа жизни вокруг себя, а не просто художественный жест. (Рем Колхас, архитектор / „Страна как проект“)

Я думаю, почитание природы для той страны, которая стремится к процветанию — один из основополагающих аспектов успеха. Мне вот говорили, типа когда бедность, не до занятий экологическими проблемами и эстетики, но люди почему-то не видят связи между тем, как мы относимся друг к другу, окружающей среде и животным, и между нашим собственным благополучием. А здесь в целом дух самого места и этой земли такой свободный и насыщенный, потому что человек существует в гармонии с природой (со своей внутренней, в первую очередь, и это «вовне» отражается во всём, что мы можем наблюдать). Что называется, проявлено «состояние души» народа.

И ещё мы хотим показать, что такое отношение помогает человеку заниматься какими угодно делами: архитектурой, современными технологиями — главное, научиться грамотно их синтезировать в едином поле, будь то страна, город или деревенька.


Амстердам


ДП: Первой нашей точкой по прибытию был Амстердам. Как тебе город с архитектурной и стилистической стороны? Как тебе атмосфэра? :)

ПБ: Первое, что бросается в глаза — мультикультурность и мультинациональность. Такие там разные люди и это всё ещё соотносится с разностью зданий. Опять же видно, что все эти постройки — целостное архитектурное творение, весь город и центр города сохранён и отражает единый стиль. Там можно наблюдать брусчатку, которая не разваливается ни в какую погоду, и видно, что будет служить ещё много лет. Всё продумано до мелочей и является предметом дизайна, даже слив воды, клумбы для деревьев и столбики выглядят как отдельные дизайнерские решения.



ДП: Может быть, именно это делает восприятие города таким живым и естественным?

ПБ: Да, живым целостным объектом. А вот на окраинах Амстердама открывается красивая современная архитектура, совершенно удивительный технологический мир, пестрящий разными конструкциями, постройками и видами.

ДП: Я тоже думаю, что альтернативный подход может существовать, когда современная и старая сохранённая архитектура города сливаются в ключе единого образа и гармоничного взаимодополнения. Но опять же, какие условия могут этому способствовать?

ПБ: Видимо, когда у людей уже давно и у всех есть хорошая работа и они каждый день счастливы ходить на эту работу, есть еда и вообще все элементарные потребности закрыты — они уже всерьёз могут заниматься архитектурным обликом, сохранением природы и поддержанием общей красоты всего. А мы просто находимся в такой стадии, когда народ пытается себе вернуть хоть какой-то уровень жизни, чтобы думать не только о выживании, а действительно высоких вещах.



ДП: Ещё мы отметили, что у них улицы являются продолжением дома, настолько всё чисто.

ПБ: Значит, у них в домах уже всё есть и всем хочется вынести эту гармонию и комфорт наружу, сделав комфортным и красивым для себя весь город.


ДП: И такой момент, который сложно обойти вниманием — легализация веществ, расширяющих сознание. При том, что ажиотаж вокруг этого, наверное, испытывают только туристы, в самом городе на улицах это вовсе незаметно, есть специальные места и все кому нужно могут там спокойно тусоваться. Такой момент, мне кажется, тоже говорит о разумном и открытом подходе людей к этим вопросам, исключая все негативные процессы на почве ограничения свободы человека в способах самопознания.

ПБ: Да, в целом я бы сказал, это экспериментальная страна, и легализация — один из таких экспериментов. И как ни парадоксально, в Нидерландах самый низкий уровень проблем, связанных с наркоманией. Если есть какие-то места, то они локализованы, и большинство горожан просто смотрит на них, как мы тут у себя смотрим на рюмочные или на пабы. А потом, ну опять же чувствуется, что у всех много хорошей и интересной работы, от которой они получают удовольствие, что им в принципе нет нужды «снимать стрессы» каким-то образом, но если вдруг возникает потребность — есть и вполне себе законная возможность.


ДП: А тебе не кажется, что когда всё настолько классно, может не хватать живых препятствий для духовного роста? Может, это говорит привычка, но когда живёшь в такой среде как у нас, этот духовный рост ощущается более интенсивно т.к. больше ситуаций, которые тебя укрепляют и вытряхивают из комфорта. Мне поначалу было даже неуютно — везде такой сервис: лучшие салфеточки под попу, все с тобой предельно обходительны, что как-то невольно расслабляешься… :) И вот где эта грань между духовным ростом и полным социальным благополучием?

Одно из тысяч транспортных изобретений голландцев. Carver One — уникальный гибрид автомобиля и мотоцикла.

ПБ: Видимо, это и есть вопрос к современности и вообще к тому, что Бог делает на этой планете, как он в разных формах пытается найти человеческим существам ситуации, в которых они могут расти, будучи сами Его частью. Вот одна из таких поделок — Нидерланды, страна со своей историей и всем своим укладом. Там тоже есть Дух и люди получают трансцендентальные выходы через красоту, культуру и искусство, которые там мощно развиты. Когда мы выехали из Амстердама и поехали по провинциям, наблюдая ухоженные поля с овечками и ветряными мельницами — этот контакт, конечно, вообще стал очевиден до изумления.


Д.П: Так же, планируя путешествие, мы специально выбирали места для ночлега, которые содержали бы в себе архитектурную составляющую, и это, хочу сказать, нам удалось реализовать по всей стране в разных местах, начиная со слип-боксов амстердамского хостела.

ПБ: Всего один день в Амстердаме и нам удалось посетить капсульный хостел «СityHub». И это пример решения, когда номера являются цельными «девайсами», модульно выстраиваемыми в общем пространстве. Опять же сам дом, в котором находится хостел, является примером классической архитектуры, а внутри стоят такие футуристические слипбоксы. Это совмещение архитектуры и дизайна: боксы здесь представляют технологический объект чистого дизайна, а вот то, как они размещены и в каком пространстве — архитектурная задача. Так что, это полностью готовое решение, хоть в поле его поставь, хоть в любом другом укрытом месте.


ДП: И снова правильные архитектурные решения дают множество преимуществ — и удобно в использовании, и красиво выглядит. У тебя как у человека, который впервые попал в такую технологически развитую страну, не было некоторого сюрреалистического ощущения от происходящего вокруг? :)

ПБ: Да, конечно. До этого я всего лишь пару раз бывал в Финляндии, и это ощущение тоже присутствовало, т.к. она очень похоже по технологическому развитию, но Нидерланды на данном этапе показались вообще чем-то запредельным.

На выезде из Амстердама нам повстречался спящий „пляжный зверь“ с механизмом хождения «New Wheel» известного голландского кинетического скульптора Тео Янсена.
Чтобы оптимизировать потребление природных ресурсов и снизить воздействие на среду, в Нидерландах повсеместно внедряется «альтернативная энергетика» (2018 году на энергии ветра будут работать все 100% голландских электропоездов, используется гидро- и солнечная энергия, происходит отказ от бензиновых авто и вообще переход на электротранспорт).

ДП: Да, ты видишь везде технологии и тут же рядом эти овечки, жирные и холёные… :)

ПБ: Понятно, что чем беднее страна, тем она всё делает проще, быстрее и из чего попало, а Нидерланды — пример страны, где всё развито равномерно. Вот мы проезжали технологический центр Гронинген. Видно, что там есть несколько ключевых архитектурных доминант, а всё остальное — заводики, которые тоже как-то интегрированы. И вообще, у них каждый город — это определённый бренд, посвященный либо какому-то объекту истории, либо какому-то технологическому аспекту.

Молекула метана (CH4), построенная к 50-летию добычи натурального газа в Гронингене. Скульптор: Марк Руйгрок.


Звездная крепость Буртанж в провинции Гронинген


Фотография с высоты Амоса Чаппла.

ДП: Следующим пунктом нашего путешествия была крепость Буртанж. Почему мы выбрали именно это место? 

ПБ: В большей степени нам была интересна загородная часть Нидерландов (хотя бы одним глазком увидеть, как живёт народ). И если каждую деревню рассматривать как бренд, то «Бауртанге»— прекрасный пример посёлка с «центральным символом».





Здесь «целостность образа» во многом обеспечивается геометрией пятиконечной звезды и это отражается в архитектуре населённого пункта, расположенного внутри и вокруг крепости (1742 год основания). Одновременно с грамотным брендингом, мы видим ещё пример того, как памятник истории продолжает активносуществовать в форме музея, природного парка, туристического центра и площадки для мероприятий. 





ДП: И архитектура домов перекликается с архитектурой всех нидерландских провинций.

ПБ: Да, они изначально строили из хорошего кирпича, использовали глиняную черепицу и добротное дерево. Везде брусчатка на мостовых, только окна поменяли на новые, что-то обновили и получили всё те же самые функциональные здания с мансардными окнами и современными системами жизнеобеспечения.



Альтернативная энергетика развита как сверху (мощные ветряные электростанции), так и в «народном использовании», являясь частью повсеместного уклада жизни. Когда у всех свои солнечные батареи — это очень удобно, даже если всё вырабатываемое электричество не используется тобой, можешь отдавать в общую сеть и получать какие-то деньги/льготы.

ДП: Или вот провинциальные города, ощущение, что это миниатюра больших городов — всё та же самая выдержанность, общий стиль и общий подход на всех социальных уровнях.






ПБ: Да, какой-то фирменный стиль страны, как будто он есть и все его придерживаются. Я бы его назвал «гармоническим симбиозом», потому что прослеживается именно симбиоз старых и современных зданий, но из-за того, что у них общий дизайн, он является сочетанием этих элементов и нет ничего кричащего или того, чтобы явно вырывалось из контекста.


ДП: Такой культурный почерк?

ПБ: Перетекание форм культуры.

ДП: Давай тогда вернёмся в Буртанж и поговорим про их гостевые домики «Restinn Bourtange». Как тебе такой треугольный вариант?

ПБ: Здесь тоже обнаруживается связь этой формы со стрельчато-заострённой крепостью. При том что это простой рамная конструкция, где дополненные фронтальными стеклопакетами стены являются частью крыши, а боковыми выступами в ней расширяется пространство для спальни и душевой. В итоге получается полноценный красивый и суперкомпактный домик.



ДП: Не помнишь, сколько метров там было внутри и как ощущения?

ПБ: Где-то 30 м². Могу сказать, что если мало места и некуда складывать ненужные вещи, то у тебя в принципе становится меньше вещей, ты экономишь время для сутевых действий, можешь эффективно и минималистично жить. Интерьер и площадь дома во многом определяют наш образ жизни! Это настоящий инструмент изменения хода своей жизни через дизайн внешних условий.


При этом ты не чувствуешь себя в тесноте, ты можешь отдохнуть или поработать, или выйти погулять по полю, послушать, как невдалеке поскрипывает старая ферма — это в принципе не загромождённая хорошая обстановка для творческих занятий и уединения. Чувствуется, что учтено всё основное минимально-функциональное, необходимое для того чтобы полноценно проводить время на природе. При таком подходе ты сможешь там пробыть сколько угодно.



ДП: Ты бы использовал эту форму, если бы предлагал решения модульных кемпинговых домиков?

ПБ: В общем да, они бы почти везде вписались, но особый шарм придаёт именно дух этого места и его атмосфера.


Центр зелёных инноваций «Green Port» в городе Венло


Центр Greenport Venlo — один из шести научно-инновационных центров в Голландии, имеющий большое значение для экономики всей Европы. Он занимает второй по размерам «horticultural» территории и обслуживает компании, находящиеся на ней. Область была отмечена, как «логистическая горячая точка Нидерландов» шесть раз за последние девять лет. Организация имеет инновационный центр Innovation Centre Greenport Venlo. (источник)

ДП: Следующая точка нашего путешествия — община (город) Венло (Venlo). Мы его выбрали потому что там находится большой центр экологических и сельскохозяйственных инноваций «Green Port».

ПБ: Да, это центр координации «зелёного» развития всей провинции. А перед ним мы переночевали возле Утрехта, в доме совершенно классической архитектуры. У предпринимателя-хиппи, который видимо по молодости взял себе старинный дом, отреставрировал его и сделал хостел.


ДП: И в этом смысле тоже получилась «насыщенная программа»: сначала мы остановились в технологичном боксе, потом в маленьком архитектурном домике, встроенном в ландшафт Буртанжа, а это был пример классического подхода, в котором чувствуется европейский дух и уют старых деревень — большие деревянные кровати, большая столовая с деревянными массивными столами, тростниковая крыша. Но вернёмся к Венло и примеру этого парка на совмещении архитектуры и экологической составляющей, начиная от моста на входе.

ПБ: Возле парка нас встретил футуристический мост бионической формы, с триангулированной силовой конструкцией в техниках натянутого на каркас архитектурного текстиля. Использована армированная фасадная пвх-сетка, которая прослужит десятилетия. Интересно, как с помощью тканей могут быть реализованы такие сложные параметрические модели.

ДП: Сам «Грин Порт» — это такой парк, где расположены разные площадки для выставочной деятельности зелёных инноваторов, представлены образцы растений и архитектурных идей.

Greenport Venlo — уникальный образец кооперации между компаниями, государством, научными учреждениями, образованием и окружающей средой. Деятельность центра фокусируется на экономическом развитии региона с сильным акцентом на бизнес и инновации в плодоовощеводстве, агропроизводстве и логистике. Деятельность центра очень разнообразна, но преследует четкие цели: повысить экономическую (добавленную) значимость с 1 до 2 млрд €, создать конкурентное преимущество для бизнеса за счет устойчивого предпринимательства и создания высококвалифицированных рабочих мест благодаря предоставлению первоклассных знаний, инфраструктуры, образования и открытия HAS University прикладных наук в этом регионе. (источник)




ПБ: Например, эта уникальная теплица-аэропоника, в которой можно выращивать гораздо больше зелени, чем обычным плоскостным грунтовым или гидропонным способом.

В такие вертикальные фермы подаётся «туман» с питательным раствором, в котором находятся корни растений. Таким образом они выращиваются в сбалансированной среде — это пример технологий для непосредственно обеспечения чистой растительной пищей.


ДП: А почему рядом купол и так всё собрано, и узор на верхней части конструкции, а внизу стекло прозрачное? Как думаешь, это дизайнерский или функциональный элемент?

ПБ: Функциональность может быть в затемнении от чрезмерного солнца, а нижняя часть, чтобы запускать зимнее солнце и всё было видно. Я думаю, что производители окон ещё продемонстрировали свои возможности напыления любых узоров на их стёкла, например, для того чтобы обеспечивать необходимый уровень освещённости.

Купол каплевидной формы — павильон Азербайджана на международной выставке растениеводства «Floridae 2012». Подробности проекта.
Параметрический дизайн этого павильона создан нидерландским архитектором. Как написано в каталоге объектов выставки — на разработку эскизов проекта и строительство было только три месяца: поэтому необходимость быстрой разработки и монтажа выразилась в конструкционном дизайне, который состоит из плоских стальных листов, нарезанных на ЧПУ-фрезере. Конструкция весит 76 тонн, а затраты на строительство составили 1,2 миллиона евро..

ДП: А соседний деревянно-реечный объект — это что, по-твоему?

ПБ: Мы сейчас похожи на «архитектурных археологов» :) Как мы узнали потом, это была минималистичная игровая площадка выразительной полигранной формы, произведённая также «машиностроительным» образом и собранная на месте из готовых модулей.

Объект RMP (Stephan Lenzen Landscape Architects) — это продуманное объединение игры с садом и архитектурой в павильоне, предназначенном для демонстрации окружающей среды Северного Рейна-Вестфалии на голландском садовом шоу Floridae 2012. За последние пятьдесят лет или около того западная культура в значительной степени ограничивала игру в обозначенных границах, известных как «детская площадка». Здесь же происходит реинтеграция «игры» в другие общественные места — общественные площади, тротуары, выставочные площадки — которая необходима как подсказка посетителям: «Игра здесь приветствуется!». Архитектурная интерпретация холмов и долин, добавление мелкографических панелей (из рейки), скалолазных стен и бобовых ярко-красных мешков «приглашают» детей играть. (источник)

ДП: Помимо выставочной площадки для зелёных инноваций, «Грин Порт» ещё международный центр растениеводства и устойчивого развития (рядом с павильонами можно увидеть достраивающиеся ряды теплиц). 

Голландия — плотно заселенная страна, на каждый квадратный километр здесь приходится более 500 жителей. Она лишена практически всех ресурсов, которые, согласно традиционным представлениям, необходимы для успешного ведения сельского хозяйства в промышленных масштабах. И тем не менее Нидерланды умудрились выйти на второе место в мире по экспорту продовольствия, уступая лишь США, чья территория в 270 раз больше голландской. Успехи в инновационном развитии аграрного сектора обеспечиваются тесным взаимодействием науки и бизнеса. Только такая организация научной работы — в тесной связке с бизнесом — поможет нащупать решение проблем ближайшего будущего. Здесь практически каждый квадратный метр земли буквально пропитан идеями ресурсосберегающего земледелия». (статья «Как небольшая страна накормит весь мир»)

И вот следующий павильон «Me Green World» в виде семечки, который тоже был построен к выставке цветов «Floriade 2012» (по заказу Министерства экономики, сельского хозяйства и инноваций Нидерландов). Как сообщалось в описании объекта, его самонесущие деревянные своды достигают 15 м в высоту, 35,2 м в длину и 14,4 м в ширину, а вся древесина была получена методами устойчивой экологической архитектуры. На выставке пространство павильона площадью 1400 м² собрало голландские достижения в области экологических изобретений и новшеств.

Мы же увидели объект в неработающем состоянии осенью 4 года спустя, когда сезон всех мероприятий был позади. Он всё-равно смотрелся как выставочный образец и завораживал, с другой стороны — помимо восхищения самой конструкцией, экологичностью дерева и технологическими возможностями производителей, мы посчитали его весьма материалоёмким.

ПБ: Видимо, это подход крупного производителя лвл-бруса, который хотел показать свои возможности. Выбрав довольно сложную форму конструкции и массивные криволинейные поверхности, комплект готовых элементов был напилен роботами в больших объёмах под всеми возможными углами. Жуть, как массивно! Интересно то, насколько точно в современном мире можно производить на заводе все детали и многое не нужно делать «по-месту» в условиях стройплощадки, кроме как собирать готовый конструктив, наслаждаясь процессом возведения. Это очень вдохновляющий пример, несмотря на то, что это лишь «выдуманный» образец и в нём колоссальный перерасход материала.



Внутрь павильона посетители попадают через подвесной мостик. Как большое оранжевое семечко, здание несет экологический посыл, а также демонстрирует тёплые отношения голландцев с этим ярким и пылающим цветом. (источник)

ДП: А это может быть вопросом к строительству автономного жилица, или ты просто увидел европейский машиностроительный уровень?

ПБ: Сложно сказать, что он несёт какую-то фишку оптимизации строительства, здесь просто показано что Европа способна на такие уникальные объекты, являясь примером государственного дизайна. Это не народный дизайн, который можно использовать в личном строительстве, выглядит как большое красивое и неважно сколько это стоит.

ДП: Ну, в целом такой интересный красивый большой объект. А вот игровая площадка и опять же не просто, а тоже с архитектурным видом.

ПБ: Здесь уже использован принцип самонапряженных вантовых конструкций в детских площадках, где форма — одно из архимедовых тел, объемных многогранников, прошитый внутри крепкими тросами. Очень интересные вестибулярные и прочностные ощущения с пониманием того, что это напряжённая жесткость растянутых деталей, а не монолитной конструкции.

На фотографии модель Spaceball XL


Ты как ребёнок можешь там получить удовольствие, залезть куда угодно из одного незримого пространства, которое просто формируется какими-то линиями, в другое. И для детей опыт лазания в подобной конструкции может стать чем-то уникальным.


ДП: Применение архитектуры для развития и дизайна для понимания многогранности и вантовости этого мира :) А так же той важной функции, которую может выполнять дизайн в работе над такими небольшими объектами, как детские площадки и пр.

ПБ: Да, всего лишь один узел-крестик, который держит эти ванты, и ребёнок уже понимает, что из верёвок можно делать такие сумасшедшие переплетения, но очень ровные и точные. И тут же рядом стоит такое ровное стеклянное здание из лвл-бруса — огромная галерея, выставочный центр растений и сельскохозяйственных инноваций.


ДП: Это была наиболее разносторонняя точка в поездке, где мы увидели зелёный центр Нидерландов.

ПБ: Правда, в неактивном состоянии, на выставке наверное бы вообще восторг был немыслимый… Ну и хорошо, зато неторопливо насладились природным и архитектурным великолепием :)


Встреча с мастером мотокастомайзинга в Лейдене


ДП: Следующим местом нашего прибытия стал небольшой и уютный город Лейден, который для нас знаменателен тем, что там живёт мастер кастомайзинга Марк ван дер Кваак (известный как Дакман). Наконец-то хочется услышать рассказ про этого легендарного персонажа т.к. мы с этой истории начнём тему кастомайзинга и перехода от проектирования мотоциклов к проектированию жилищ, который у тебя случился позже. Как вы познакомились и что из этого вышло? Мне кажется, в каком-то смысле, это была знаковая встреча и тогда, и сейчас.

ПБ: В 2000 году я начинал заниматься конструкторским моделированием в продолжение юношеского гаражного увлечения строить самодельные мотоциклы, у меня появился CAD-софт, как способ инженерной визуализации воображаемых механизмов и объектов. В какой-то момент я встретил сайт Дакмана (DBBP.com), а его труды стали источником мотивации учиться моделировать такие технологические объекты, как мотоциклы, проводя их через ремесленное изготовление «для себя» до серийного производства «для многих». Примеры моих работ тех лет:


Работы Марка (ниже и далее):




ДП: Смотришь и диву даёшься, работы Дакмана завораживают!

ПБ: Марк интересен умением создавать мотоциклы заводского и даже более высокого уровня с помощью, можно сказать, гаражных инструментов и станков. И сейчас заказчики его изделий и дизайна уже не только отдельные люди, а целые компании, которые входят в эту индустрию.


ДП: Можно сказать, ты встретился с человеком, который в какой-то момент был для тебя учителем-вдохновителем, но ты его никогда его не видел, а в этой поездке, помимо всех наших архитектурно-природных тем получилось ещё затронуть тему мотоциклов и мото-изобретательства, т.к. изобретательство транспортных средств нам сопутствует как один из инструментов этого самостоятельного «do it yourself-дизайна» и образа жизни.

ПБ: Да, если дом — это твоя возможность пребывать во времени, то мотоцикл или любой транспорт — средство передвижения в пространстве. Это два аспекта целостного образа жизни: передвижение и место пребывания человека. Поэтому архитектура и транспортные средства могут соединиться в личности архитектора-изобретателя, который таким образом придумывает и создаёт целостный дизайн образа жизни. Про Дакмана тоже, сам факт вспоминания что он там живёт и что было бы здорово заехать (и что он ответил) считаю прекрасным подарком судьбы и очень благодарен!

ДП: А эта новая встреча вернула тебе веру в то, что ты можешь продолжить заниматься мотоциклами и дальше? Насколько я помню, когда ты занялся домами, ты уже практически не занимался мотоциклами? 

ПБ: Ну да, я как-то ушёл в экостроительство и купола, но во все периоды жизни продолжалась эта синусоида между биологическим миром природы и техническим миром с мотоциклами и шедеврами инженерного искусства. А Дакман — это вообще пример человека, который просто опирается на себя. Вот он выбрал заниматься мотоциклами, он мастер этого дела и его мотоциклы сами по себе прекрасны. И становится совсем неважно, из какой ты области, ты видишь их как самостоятельное явление и произведение искусства. Ты смотришь на это и вдохновляешься.


Фрагмент беседы с Марком:

ПБ: Мы практикуем натуральный образ жизни, движение экопоселений и кастомайзинг во всём. И применяем опыт дизайна мотоциклов в строительных проектах, в неком смысле, проектируя дома как мотоциклы :) И твои мотоциклы — шедевры для меня, и твое искусство действительно вдохновляет меня и многих друзей байкеров-кастомайзеров из России.

МК: Оу, что-ж, приятно слышать! :)

ПБ: У вас тут очень дружелюбно, окна без занавесок.

МК: У нас есть друзья из Германии, которые также говорят, как забавно, что все могут смотреть внутрь всех домов. Для нас это вполне нормально, люди никогда не будут всматриваться в чужие окна, это как маленькое правило, но уже в Германии нет такого и все занавешиваются. Ставят более маленькие окна. Если хотите, я покажу вам немного Лейден, мы можем прогуляться здесь недалеко по этому очень старому городу и где-нибудь поужинать.

ДП: Мы сегодня были в «Центре зеленых технологий» в городе Венло, где видели различные примеры «зеленой» архитектуры, современные подходы в строительстве и сельском хозяйстве.

ПБ: Мы сами строители геодезических купольных конструкций и для меня кастомайзинг мотоциклов стал некой основной для разработки своих решений в этой области.

МК: Стержневые конструкции из трубок? Каркасные купола? А-а-а, так это примерно как сборка рамы (мотоцикла). Почти тоже самое :) Я помню, ты писал мне, что работаешь над особым видом двигателя?

ПБ: Да, мой друг работал над ним и какая-то немецкая компания купила его изобретение. Никто из русских не согласился инвестировать в него, может потому что свободная энергетика пока «особая сфера» для углеводородной России.

Расскажи, немного о своём подходе к проектированию. Используешь ли ты какие-то программы для прочностных расчётов?

МК: Я больше не делаю этого. Я бросил свою работу в дизайне продуктов на заводе, где мы производили помпы из нержавеющей стали. И там мне всегда приходилось делать и само CAD-моделирование и прочностной расчет. Сейчас у меня есть партнёр, который мне помогает (но при этом я не делаю этого слишком часто). Однажды мы делали проект мотоцикла для одиночных заездов на скорость по солёным равнинам Бонневилля. Там нужны были серьёзные расчёты на прочность и тогда мы нашли двух расчётчиков из ТЮФ Рейнланд (Германия), потому что все знают, что если есть штамп из ТЮФ, то о качестве можно не волноваться. И они прекрасно сделали это. Не знаю, у меня даже нет такого софта и ответ настолько сильно зависит от вводимых данных, что я предпочитаю отдать эту задачу, чем делать самостоятельно.

ПБ: Ты в этом смысле, больше дизайнер, чем…

МК: Дизайнер, инженер, но для расчётов прочности ты делаешь расчёт на десять цифр после точки, основанных на вводные, взятые почти с потолка (хмм, какие там силы действуют на деталь?), то есть делаешь дикое предположение и потом выполняешь высокоточные расчёты на базе этого :) Если у тебя есть три инженера для расчёта одной детали — ты получишь три разных ответа. И точность каждого будет более всего зависеть от количества опыта инженера. И действительно хорошим инженерам практически не требуется софт для расчётов. Кажется, это наиболее скучная часть нашей работы — знаю, когда оно достаточно прочное и очень редко мне приходится специально отдавать эту работу кому-то. Мне нравится дизайн, но я думаю, наиболее важно, чтобы дизайн действительно работал. У тебя может быть немного технических знаний, предпочтение делать что-то самостоятельно своими руками и иногда твои дизайнерские штуки на самом деле работают. Тогда они могут быть воспроизведены и построены кем-то ещё. Некоторые дизайнеры даже не подразумевают о реальности мастерской и могут сделать только безумный план, а инженер просто посмотрит и скажет — это не будет работать, даже не понятно как изготовить это. Поэтому я пытаюсь стоять несколько на срединной земле между функцией и формой.

ПБ: Хорошо, что мы как DIY-строители, кастомайзеры и дизайнеры серьезных заводских продуктов, при этом знаем, как сделать это своими руками.

МК: Это очень помогает, если ты хочешь быть хорошим дизайнером, ты должен проводить много времени в мастерской. И приложить руку к тому, чему захочешь :) В противном случае, ты никогда не будешь хорошим дизайнером.

ПБ: Твои технические решения выглядят просто, при этом я вижу, насколько это высокий уровень сложности разработки.

МК: Сложно заставить вещи выглядеть простыми :)


Кемпинг / Размышления на обратном пути об увиденном


Кемпинг «De Grienduil» и вариант домиков типа «The Pod»

ДП: Последнюю ночь перед вылетом из Амстердама мы провели в совершенно мумий-троличьем домике, самом минималистичном из всех. Я думаю, без него картина нашего дополнительного исследования архитектуры Нидерландских кемпов была бы неполной :) 

ПБ: При чём минимализм трендовый, во всей Европе сейчас строят такие минималистичные слип-боксы. Внутри тут было места меньше, чем в амстердамском ящике — да вообще, просто один диван и столик кофейный, но дёшево.


ДП: И при этом атмосфера вокруг сказочная — деревья, поле, выплывающие из тумана коровы, и в этот день утром проявился первый иней и мороз, и почувствовалось, что до Нидерландов тоже дошла осень. Неделю назад, когда мы выезжали из Петербурга, у нас было уже холодно. Здесь мы продлили себе теплоту осени и снова встретили наступающий зимний холод в этом домике для гномов. 

ПБ: Да, пример милой архитектуры для кемпингов — очень простое исполнение так же из «готовых моделей» и чуть закруглённая крыша (но это, кстати, тоже пример готических сюжетов, просто перерождение этих форм).


ДП: Ну, в общем, это был последний день, и если в целом подвести итог беседы и поездки — какое ощущение, мысли, выводы, как приблизиться к такому и на что нужно обратить внимание? :)

ПБ: Нужно работать над собой, менять себя и своё отношение к тому, в каких условиях ты живёшь, в какой среде и каким образом ты можешь повлиять на образ этой среды. Соприкосновение с другими странами, культурами и технологиями даёт дополнительное расширение сознания в сторону понимания возможностей человека, как с помощью технологий формировать гармоничную среду, что не обязательно делать какое-то непременно индустриальное состояние — огромные заводы, которые поглощают человека, или только лишь техносферу, которая поглощает всё живое, а что это могут бы совершенно симбиотические отношения.


ДП: Можно сказать, что мы рассматриваем симбиотические отношения как основу во всех историях, как видеть целое и как можно грамотно и красиво сочетать все его части. Используя такие «целостные образы», мы хотим сдвинуть хотя бы вектор внимания в сторону другого отношения к этим вещам.


ПБ: Да, это показатель того, как культура взаимодействия с природой может всё преображать — и виды, и пространство, и то как человек в это всё вписан. Мы получили опыт целостного образа, увидев другой тип отношения к природе и к человеку и их совместному сотрудничеству и жизни на одной земле. Если бы мы там дольше пожили, то ещё глубже бы поняли все эти процессы, но даже такого кратковременного соприкосновения было достаточно, чтобы внутри измениться и вдохновиться от мысли, что все города мира смогут подтянуться до такого уровня. Да, везде будет по-своему, со своими особенностями, но будет сохранён принцип сотрудничества и интеллектуалоемкости каждой постройки и будет учитываться максимальное количество факторов взаимодействия этого объекта со всей средой.


ДП: И что население будет активно принимать участие в создании архитектуры образов жизни. Вначале, познакомившись в таким подходом, уже можно начать делать небольшие изменения. Мы, например, говорим об этом, основываясь на реальном опыте, у нас тоже есть технологические и архитектурные наработки, и мы можем их совмещать в своих собственных изысканиях. И все люди, которые говорили о своём опыте с землёй и архитектурой, они все, по сути, говорили об этом единстве и о том, как этот глобальный подход можно применить в локальном формате.

Здесь принято считать, что без дизайнеров, проектировщиков, архитекторов никак нельзя. Архитектору приходится  отвечать на множество вопросов. Чтобы построить мало-мальски значимый дом, может уйти лет семь, потому что проекты должны пройти через горнило всеобщего обсуждения и доказать всем свою целесообразность. Специфически голландская тема, где человек чувствует себя ответственным за среду, в которой он проживает, являясь её соучастником и создателем. В комплексности подхода к ландшафту и территории есть колоссальный потенциал для инноваций. (А. Свердлов, архитектор, «Страна как проект»)


ПБ: Только с помощью образования и развития своего вкуса. Это неминуемо общий уровень образованности и осознанности. Мы не сможем это всё иметь, пока не созреем и не вырастем, вот такое ощущение. А созреем мы тогда, когда будем осознанно стремиться в сторону утончения своего вкуса. Если они тоже живут в последствиях своего вкуса и всё так красиво — значит, он у них такой и они умеют его использовать в проектировании всего, считая важным это единство. И правильно считают т.к. единство имеет первостепенное значение.


ДП: В общем, ты получил массу впечатлений и приятных выводов? :)

ПБ: Да, и главное, что передалось каким-то образом это отношение ко всему! Поездка была образовательной не только в элементах, которые мы встречали, но и во внутреннем вдохновении, которое уже сложно отбросить. И общая переплавка сознания произошла от соприкосновения с произведениями архитектуры в масштабах целой страны, когда за что ни возьмись — сознание не может устоять перед красотой, которая на него накатывает, перед аккуратностью и перед чистотой… Перед этой продуманностью всего и, конечно, кажется, что возвращаешься другим человеком с опытом восприятия чего-то прекрасного! :)