Бельбекская долина оказалась плодотворным местом. Буквально через два дня после первой беседы про эко-дом из мешков я познакомилась с Виктором Смирновым —  мастером купольной архитектуры, создателем сообщества «Мир Куполов». Там же на фестивале в столовой он вёл семинар и показывал желающим разные разработки, которые создаются и тестируются им самим и командой инженеров. Такие каркасы-сякие, большие и маленькие, лёгкие, с укрывающими оболочками из современного суперпрочного материала со сроком службы до 50 лет, или проекты капитальных купольных домов. Ну, и всё в таком духе…

Именно его лёгкий купол, упомянутый в конце предыдущей истории, располагался в яблоневом саду «Эко Кемпа», выступая прекрасной площадкой для развивающих практик с шикарным видом на долину. Все эти неслучайные случайности лишний раз напоминают мне о «волшебном намерении», да и все об этом говорят, когда их спрашиваешь, как они пришли к чему-то. Хотели и пришли, мечтали, представляли, делали что-то для этого. Я вот только читала про купола, про Фуллера и вдохновлялась чужими мечтами, но не знала, как мне самой такой дом построить, будучи просто белкой, а тут одна встреча — и всё, совсем другое восприятие темы и жизнь совсем другая (не та уже белка, что была вчера).

Сам Виктор, имея разные технологии и возможности, использует в качестве «укрытия» (как он говорит, даже не дома там или родового поместья в три этажа) лёгкий вариант гео-купола с мембранной оболочкой. Он живёт со своей семьей в максимальной близости к земле, в окружении прекрасных холмов и гор, где мирно гуляют стада и проплывают облака. Конечно, я напросилась к нему в гости — «прикоснуться к чуду», реально, погрузиться и увидеть другой уклад своими глазами.

Именно в этом укладе и простоте, и в тоже время удивительной наполненности внутреннего мира человека, который становится отражением природной красоты, я по-настоящему увидела, что всё это возможно и доступно любому, кто этого искренне захочет. Свой дом и свою мастерскую Виктор называет «Лабораторией альтернативного образа жизни» — вот, вот оно! Два купола на холме, постоянно приезжающие друзья-коллеги из архи-техно-футуристических миров, увлеченные изобретательством и новыми идеями.., в такой обстановке вопросы снова посыпались из меня: а как, а что… (а где орехи?)

Виктор при мне расчистил деревянную площадочку внутри белой сферы, повесил полотно с изображением игры противоположностей, налил чаю с горными травами и пригласил по случаю гостившего Павла Брайво (изобретателя, гл. инженера компании «Геосота», сооснователя  «Мира Куполов»). И я решила сперва спросить Виктора и Павла, как они видят этот «альтернативный образ жизни», во имя которого сварганили тут в горах целую лабораторию.


Жизнь как репортаж


ДП: Виктор, хочу начать с образа жизни, который называют экологичным, природным — и в нём так или иначе присутствует интерес к куполам и экодомам. И ты тому живое подтверждение. Расскажи о формировании среды и сообщества. 

Далеко не все, кто живёт в куполах и их строит, обязательно образуют какое-то сообщество, хотя договориться им, несомненно, проще. А сообщество «Мир Куполов» просто объединило людей, которые сами по себе имеют ещё что-то кроме стремления к куполам.

ВС: В некотором смысле, сообщество на почве проживания в куполах, похоже на сообщество тех, кто ест ложками. Просто это такая форма жизни, когда для всех стало очевидно, что лучше, конечно, есть ложкой, чем палку в еду макать и потом облизывать. Соответственно, и в куполах мы далеко не первые, кто начал так делать. И далеко не все, кто живёт в куполах и их строит, обязательно образуют какое-то сообщество, хотя договориться им, несомненно, проще. А сообщество «Мир Куполов» просто объединило людей, которые сами по себе имеют ещё что-то кроме стремления к куполам.


Это дизайн жизни, стиль жизни, как мы назвали, т.е. возможность быть интегрированным в природу, обитая в лёгких коконах. Можно сказать, мы сейчас живём в такой техно-пещерке, здесь всегда открытый проход и внутри циркулирует свежий воздух. Выводов целый спектр! Мы можем разбирать каждый слой и неизбежно будем говорить о вещах, совершенно не связанных с куполами: о питании, дыхании, рождении и воспитании детей.


Это дизайн жизни, стиль жизни, как мы назвали, т.е. возможность быть интегрированным в природу, обитая в лёгких коконах. Выводов целый спектр! Мы можем разбирать каждый слой и неизбежно будем говорить о вещах, совершенно не связанных с куполами: о питании, дыхании, рождении и воспитании детей.

ДП: То есть образе жизни? 

ВС: Да, но тут интересен не только образ жизни в куполе, а жизнь как непрекращающееся исследование и отчасти репортаж, как мы живём и что делаем.

ДП: Когда начал формироваться «Мир Куполов»? Можешь ещё раз рассказать о том случае, когда ты впервые увидел геодезические конструкции на европейском фестивале.

ВС: Да, мы в Европе повидали купола на фестивалях. Там это было уже на тот момент, особенно ярким был огромный купол на «Бум-фестивале» в 2004 году. Нам стало понятно, что в больших объемах — весь цимус. Мы начали искать информацию и выяснили, что это открытые системы, которые были дарованы Бакминстером Фуллером всем людям для использования, хотя он их даже патентовал. И всё, начались эксперименты.

Первая у меня была собачья будка, потом мы делали бамбуковый купол на фестивале «Систо»… и как-то оно пошло. Стало понятно, что всё это можно делать руками и что это не Бог весь что даже математически и геометрически. Захотелось прощупать всю ситуацию с разных ракурсов, и ракурс духовного измерения на тот момент был важен, потому что это рассматривалось через призму сакральной геометрии, каковой это всё и является. Потом мы снизошли с духовных планов на материальные, посыпались вопросы изобретения коннекторов, всевозможные технические погружения, снова стало очевидно, что нужно создавать совершенно другую структуру. И мы создали её.


Идеи купольных сооружений и технологический подход к экологичности


Геодезические купола всегда являлись неким образцом новизны в строительстве и образе жизни, и это сильно определило их последующую судьбу. С одной стороны — это такой футуризм, который всегда выбивается из контекста, а с другой стороны — архаизм, потому что купола использовались с давних времен и всем понятно, что купол является вполне рабочей моделью для жизни.

ПБ: Действительно, геодезические купола всегда являлись неким образцом новизны в строительстве и образе жизни, и это сильно определило их последующую судьбу. С одной стороны — это такой футуризм, который всегда выбивается из контекста, а с другой стороны — архаизм, потому что купола использовались с давних времен и всем понятно, что купол является вполне рабочей моделью для жизни. В какой-то момент цивилизация отошла к функциональным квадратичным формам, но это сообщество фестивальных людей, изобретателей и экспериментаторов в плане понимания инноваций является достаточно подвижным и готово воплощать любые идеи.

Именно на фестивалях происходит максимальное слияние с природой, мы можем буквально развернуться на чистом месте и продолжать здесь жить с минимальным воздействием на окружающую среду. И купола в этом смысле полностью соответствуют данному принципу — лёгкая оболочка, которая не наносит никакого ущерба и очень уважительно относится к природе.

Именно на фестивалях происходит максимальное слияние с природой, мы можем буквально развернуться на чистом месте и продолжать здесь жить с минимальным воздействием на окружающую среду. И купола в этом смысле полностью соответствуют данному принципу — лёгкая оболочка, которая не наносит никакого ущерба и очень уважительно относится к природе. В общем, идея купольных сооружений наполнена разными смыслами, и сообщество стало не только техническим, но и притянуло большое кол-во философов, инженеров будущего, футурологов и прочих интересных людей, которые сейчас являются его ядром. И наша миссия состоит в том, чтобы на своем примере показать тот образ жизни, который человек может вести на земле, максимально близко к ней, как какой-то антипод городской урбанизационной технократической жизни.


ДП: И при этом иметь доступ к любой информации?

ПБ: Да, ноутбук, интернет и возможность дистанционно вести дела были последней каплей для того чтобы создать форму такого свободного образа жизни. И для всего сообщества Виктор явился примером человека, который самоотверженно бросил всё и посвятил жизнь купольным реализациям.


Мой Дом — мой Сад


ВС: До момента переезда на юга я провел в Петербурге десяток лет. Я стал создавать в своей жизни последовательные трансформации, подхватывать посыл или вызов пространства. И совершать эти действия над собой по повышению адаптивности, возможности находиться в любой среде, которая тебе дружественна, выделиться самыми минимальными средствами, закрыться от атмосферных воздействий и всё — жить, рожать детей, бытовать, творить, танцевать и гулять!

Мы не ходим на работу в привычном смысле этого слова, у нас каждое действие — какая-то экспедиция или эксперимент, движение, созидание. При этом не обязательно считать, что мы как-то отличаемся. Альтернативный образ жизни вроде как отличается, но мы всё равно делаем те же простые вещи, к которым стремятся другие люди.

ДП: И радоваться жизни в окружении тех, кто разделяет твою радость!

ВС: Да, при этом уже есть такой социальный, плотно сконцентрированный сгусток, где получается, что мы в удалённом горном селе ведём гораздо более открытую, широкую и насыщенную жизнь, чем бы мы сидели в городском офисе с конференц-залом. Мы можем собраться хоть составом 300 человек, рассесться на всё поле и получится эко-конференция. И тогда уже вся эта вибрация не мотивирована непременно извлечением прибыли, и бизнес над тобой не давлеет. Мы не ходим на работу в привычном смысле этого слова, у нас каждое действие — какая-то экспедиция или эксперимент, движение, созидание. При этом не обязательно считать, что мы как-то отличаемся. Альтернативный образ жизни вроде как отличается, но мы всё равно делаем те же простые вещи, к которым стремятся другие люди.


Технологический подход к экологичности подразумевает, что мы используем передовые технологии без противодействия пластику, каковым является половина того, что нас окружает — мы с ним культурно взаимодействуем, экологично и зелено.

ПБ: Назрела, назрела некая новаторская потребность в строительстве! Потому что нельзя бесконечно лить бетон, строить из кирпича, пребывать на каких-то совершенно огромных площадях, которые максимальное количество времени вообще не используются и простаивают. И в этом смысле новизна, которую дает купол и все эти технологии, позволяют из этого вырваться.

ДП: Условно говоря, если человеку интересен «альтернативный путь» он может подойти к этим технологиям, воспользоваться ими и жить себе спокойно и счастливо?

ВС: Да, при этом технологический подход к экологичности подразумевает, что мы используем передовые технологии без противодействия пластику, каковым является половина того, что нас окружает — мы с ним культурно взаимодействуем, экологично и зелено.

ДП: Можно это отнести к зелёной архитектуре?

ВС: Да, но не обязательно зелёной архитектуре из веточек. Сам по себе зелёный подход — минимизация воздействия. Мы подошли к тому, что технологии сейчас позволяют десятки соток накрывать в течение нескольких дней, а четыре сотки можно накрыть за 25 часов готовой оболочкой и сразу там начать жить, ещё вчера высадившись на поляну.


Даже стационарный образ жизни под лёгкими оболочками — это на сегодняшний день, на мой взгляд, высшее достижение человека, когда он перестаёт использовать концепцию «мой дом — моя крепость» и прятаться «за каменной стеной». А вот жить в саду, жить с природой, это да! Мой дом — мой сад!

ДП: Космонавты какие!

ВС: Да, космонавты, которые ставят свои базы в любом месте. И эти базы мобильны, они лёгкие, могут переезжать как тот же фестиваль. Но в целом даже стационарный образ жизни под лёгкими оболочками — это на сегодняшний день, на мой взгляд, высшее достижение человека, когда он перестает использовать концепцию «мой дом — моя крепость» и прятаться «за каменной стеной». Тем более, мы все знаем, что из любой крепости сейчас можно достать кого угодно.

ДП: Мы говорили об этом с твоим соседом Максимом, что эта концепция меняется на «мой дом — мой храм».

ВС: Храм, это по-любому, где есть очаг. А вот жить в саду, жить с природой — это да! Мой дом — мой сад!

Реализованные проекты Виктора Смирнова и Павла Брайво на «Space-Domes»