Чистое место, чистые формы и чистый материал

Однажды, путешествуя по Крыму, я посетила известный в Бельбекской долине ритритный центр EcoCamp. Меня он привлек тем, что там были реализованы некоторые устойчивые решения – органическое фермерское хозяйство, большой пермакультурный сад на склоне горы и красиво вписанные в него архитектурные объекты. Здесь, среди прочих строений, я увидела необычный дом. Его стены были выполнены из мешков с щебнем, а вместо двускатной крыши красовалась фуллеровская сфера. Со стороны он напоминал цельное глиняное изделие, к которому были равномерно пристроены четыре аналогичных изделия поменьше. Этот дом точно был достоин того, чтобы написать о нем. Сотрудники «Эко Кемпа» поделились со мной контактами архитектора Максима Кашанова, с комментарием, что он ведёт тихую жизнь и не особо любит публичные выступления, но у меня всё же есть шанс договориться о встрече, если я не буду напрягать его фотосъемкой.

К моему счастью, Максим сразу согласился – «ладно, приезжай, расскажу»! И объяснил, как добраться. Оказалось совсем рядом, в соседней деревне. Я отыскала машину и сошла в десяти минутах езды вниз по склону. Прошла немного по закоулкам и наткнулась на такой плавный, текучий, показавшийся просто застывшей волной… забор. Меня встретили Максим и его прекрасная супруга, предложив разместиться во дворе в тени дерева. Вот мы сели, и я спросила, – «Максим, как ты пришёл к тому, чем теперь занимаешься…?» Он улыбнулся, отхлебнул чайку и начал рассказывать. И тут, о чудо! – начал рассказывать о том, что был такой человек, архитектор и изобретатель Бакминстер Фуллер…

Архитектура в сотворчестве с Природой

ДП: Как ты к этому пришёл? Расскажи о своём пути.

МК: Всё началось с одной истории. Был такой человек – изобретатель, архитектор и футурист Бакминстер Фуллер. Он прожил две трети жизни к тому моменту, когда погибла его дочь. И вот он ночью вышел на мост, чтобы спрыгнуть с него, но по какой-то причине этого не произошло. Тогда он задал себе вопрос: «Если бы сегодня я прыгнул, то меня бы не было – так почему мне не начать жизнь в новом качестве»? И он выбрал очень интересное качество, став проводником Божественной воли на Земле…

ДП: Для многих он вдохновитель!

МК: Он обладал совершенно новым удивительным видением форм и интеграции человека в эти формы! Кроме того, он считал, что любая еда, любая конфигурация пространства и любое общение меняют сознание определенным образом, и выстраивал свою жизнь своеобразно этим новым критериям бытия. Мы так же поняли, что если ты живёшь в коробке, то и сознание у тебя коробчатое. Если вступает пластика, то появляется плавное и текучее восприятие мира. Вода обтекает всякие формы и не борется ни с чем. Даоссы говорят: «будь как вода», а пространство поддержит этот поток. Поэтому любые пластические и органические формы – вот, например, стоит этот пень и одновременно он является волной – то же самое. Находясь в сфере, ты чувствуешь себя гораздо интереснее и лучше.

ДП: Мне было хорошо находиться в куполах, и я всегда туда подсознательно стремилась.

МК: Да, и к тому же эти формы начинают диктовать выбор материалов. Почему говорят зелёная архитектура, зелёный образ жизни, зелёное питание? Потому что всё это действительно гораздо ближе к основам. Если мечта Бога заложена в человеке, то эта мечта, на мой взгляд – генезис разума, эволюция тела и духа. Стараясь подходить целостно, мы видели, что идеально сделать комплекс подальше от урбанистического шума и электромагнитных излучений. Было нужно чистое место, чистые формы и чистый материал. Когда находится хорошее место, то аккуратно вынимается грунт. При этом человек с зелёным мировосприятием старается не вторгаться в среду, ничего не разрушая, а наоборот, дополняя какие-то элементы. Это называется сотворчеством с Господом. И дальше на эту энергию подтягиваются люди, практикующие в зелёном формате и с определенной мотивацией. Мы изначально закладывали мотивацию как в Випассане, т.е. получение дохода не было основным мотивом. Там, скорее, человек, выросший до определенного уровня развития, становится готов делиться, и мы создавали пространство для дарения.

ДП: А изначально было понятно, что нужно двигаться в сторону сотворчества с Природой или была какая-то переходная точка в этом понимании?

МК: Понимания не было, мы все выросли в городской среде. Я жил в Москве. Но большие города идеальны для начальной социализации! Когда человеческое эго обретает вес, умение и может без травматических проявлений воспринимать феномены мира, человек выходит на новый уровень. Во мне спровоцировало это новое видение долгое пребывание в Индии. Прикоснувшись к тому, что, даже ничего не имея, человек может быть абсолютно счастлив, понимаешь – не нужно разгонять эти огромные дома! Да, на самом деле нужно не так-то много! Делайте всё сами – и тогда поймете, сколько именно.

ДП: Тогда ты и начал заниматься архитектурой?

МК: Чуть пораньше, когда я ещё работал в Москве дизайнером интерьеров и делал первые эксперименты с пластикой пространства. Запустив некоторые дизайн-проекты клубов, я переехал в Крым и занялся экостроительством. В частности, изучал этот вариант с мешками, который когда-то разработало МЧС для зон землетрясения. На восстановление домов требуется время, а что можно сделать сразу на месте? Оказалось, что из этих затрамбованных землёй мешков – аналог полипропиленовых сахарных или рисовых мешков – складываются временные укрытия. Дальше эту тему подхватили хиппи и другие люди, которые живут зелёным мировосприятием.

ДП: Чувствуется, что это происходит не локально, а одновременно в разных точках времени и пространства, и идея такого образа жизни передается от одних зелёных последователей к другим.

МК: Да, очень много экспериментов было в азиатской зоне, в Таиланде, в Японии, в Израиле – вообще, по всему миру. И, прежде всего, это были эксперименты с архитектурой.

ЭкоДом

ДП: Предлагаю вернуться к форме экодома и технологии возведения – как происходит закругление и укрепление стенок, если они сделаны из мешков?

МК: Мы как раз выбрали элемент геодезического фуллеровского купола. Он послужил как опорная базовая конструкция, которая обкладывалась мешками. Ещё может использоваться вторая технология – меридианные ламели. Это гибкие ламели, которые закрепляются и тоже формируют некое подобие купола, поэтому, когда они нагружаются со всех сторон, купол прекрасно держится. Но чем характерны мешки? Когда земля трамбуется, она становится подобием кирпича, и дом будет стоять десятилетиями.

ДП: Получается, вы спроектировали его, сделали каркас, этот каркас обложили мешками и…?

МК: Нет, смотри… если мы формируем цилиндр, то не нужно никакого каркаса. Мы можем использовать два подхода. Первый, когда постепенно кругами выкладываются мешки и протрамбовываются, между каждым рядом закладывается колючая проволока, и за счет того что она цепляется за верхний и нижний мешок, уровни мешков не расходятся. Мы пошли по второй технологии – когда делали каждый ряд, мы просыпали его щебнем. В момент утрамбовки верхний и нижний мешки садились как на шпонке и получалось, что каждый круг сам себя держит.

ДП: Я поняла, купол – это сама крыша.

МК: Да. Когда ты, выкладывая мешки, начинаешь делать закругления, в какой-то момент их точка опоры становится минимальной, и они начинают скатываться. Чтобы этого не происходило, нужно дать какой-то внутренний каркас, плюс этот каркас дает очень неплохой дизайн интерьера.

ДП: А после того как вы заложили форму, чем вы всё это отделывали?

МК: Конечно, лучше делать глиной, но мы ставили снаружи базальтовый утеплитель и сверху штукатурили. Есть еще второй вариант – технология торкретирования, т.е. напыления при помощи пневматических инструментов строительной массы, которая может быть и бетонной, и глиняной. В принципе, так можно штукатурить и дома из мешков или из самана, будет очень быстро и эффективно.

ДП: А если кто-то захочет себе построить похожий дом, вдохновившись вашей идеей, насколько это будет дорого?

МК: На западных сайтах пишут экономика в районе 4-5 тысяч долларов, полностью весь комплекс вместе с баней. Но в итоге он получился в районе 15-20 тысяч.

ДП: Почему такая цена, если мешки с землёй почти ничего не стоят?

МК: В идеале на выбранном для строительства участке очень желательно иметь доступ к воде и энергии. У нас был участок без электричества и воды, поэтому вначале много затрат уходило на оборудование, топливо (ГСМ), бурение скважин и обустройство территории.

ДП: Сколько получается чисто по материалам и отделке, где-то 4-5?

МК: Всегда нужно закладывать больше, т.к. если человек раньше не работал с этой технологией, всё равно это будут какие-то эксперименты, которые потребуют затрат времени и материала.

ДП: Итак, по сути в стоимость входят мешки с землей, утеплитель, шпаклёвка и, собственно, сам деревянный каркас?

МК: Да, потом если делается два уровня – соответственно, меняется устройство пола, потолка, добавляются силовые конструкции.

технологии с мешками и другие образцы природной архитектуры на сайте CalEarth (Сalifornia Instutite of Earth Architecture)

ДП: А окна?

МК: Окна мы делали сами. Обратила внимание, что внутри окошек стоит деревянная подпорка? Опять же, без знания просто стали делать из мешков того же грунта, поэтому пришлось встраивать дополнительные элементы укрепления. Вот в бане всё было сделано правильно – там уже арка усиливалась цементом.

ДП: Для вас это тоже был экспериментальный объект?

МК: Да, это был чистый эксперимент. Но уже прошло пять лет и дом прекрасно стоит.

ДП: Мне говорили ещё про температуру, что летом внутри прохладно, а зимой наоборот хорошо держится тепло.

МК: Да, это дом-термос. Мешок дает порядка 40 см толщины грунта, плюс утеплитель. Сама по себе форма обеспечивает правильные конвенционные потоки. Воздух постоянно циркулирует, а зимой теплый воздух поднимается из печи, обогревая верхние спальные зоны.

ДП: Хорошо, как ты считаешь, сам человек может всё это реализовать?

МК: Без проблем, технология есть в свободном доступе. Нужно время и хотя бы один помощник.

ДП: Сколько у вас было людей и за сколько вы построили дом?

МК: От начала до конца у нас работал наш знакомый Андрей Кольцов. Он главный демиург проекта. Именно его руки и умения сотворили магию этого пространства. Его человеческие качества и видение мира стали тем магнитом, к которому притягивались все исполнители и события. Остальные же ребята приходили как волонтёры. В общей сложности на постройку ушло три сезона. Третий сезон мы уже дорабатывали некоторые элементы.

ДП: Конструкция позволяет сделать дом побольше и добавить ещё отсеков? Он так же будет хорошо держаться или от объема тоже зависит, насколько эта конструкция прочная?

МК: Предельный размер купола, который можно выкладывать в данном случае, не больше порядка 8 м. Для большой сферы нужно делать зонирование, вводя внутренние перегородки, лестницы и другие элементы, но при этом значительно теряется шарм и акустический эффект купола. У нас сделан цилиндр, который подпирается с разных сторон функциональными зонами, а если ставить сферу, то можно изначально выполнить из стандартного бруса 50×150 см. на коннекторах (они есть в продаже) и уже дальше обкладывать.

ДП: Сколько метров купол в экодоме?

МК: Там получается центральная сфера 5 м. и пристройки на четыре стороны света 3 м. диаметром: спальный альков, кухня, прихожая, санузел и маленькие выходы (топочная и кладовка).

Хочешь найти — всё найдешь

ДП: Максим, когда вообще тема экостроительства стала набирать популярность в России?

МК: На самом деле ещё в советские времена целые институты разрабатывали проекты именно экодомов. Я, интересуясь этой темой, нашёл случайно на белорусском портале одну разработку (каких-то 80-х годов) – дом из соломы, при чем сделан действительно глубоко профессионально, энергосберегающие технологии были заложены во все аспекты, включая рециркуляцию воздуха, термальные насосы и пр. Сейчас в интернете есть очень много материалов, они открыты – если захочешь, то всё найдешь. И перед тем как строить, нужно хорошо продумать генплан, инженерные решения, что дальше будет на участке? Как у наших предков: есть место для дома, для бани, для храма.

ДП: Ты рекомендуешь продумать участок до мелочей?

МК: Да, и тут сперва нужно ознакомиться с теоретическим материалом. Почему существуют системы «феншуй» или «васту»? Предки уже давно почувствовали, как надо ориентироваться по солнцу и сторонам света, какие во дворе должны расти культуры. Сюда же входит расположение помещений, размер участка, откуда течёт вода – если самотёком, то можно на участке сделать интересные элементы, с прудиком или фонтанчиком.

ДП: Просто удивительно, если в пространствах такой формы человеку лучше: его тело себя чувствует более здоровым, ум становится гибким, а сознание открытым – почему квадратные дома являются нормой?

МК: Мой сын недавно смотрел мультфильм, и там были персонажи: хипповский автобус и джипик а-ля полковник в отставке. И вот этот автобус с характерной протяжкой говорит: «Э-э-э, чува-ак, глобалисты кормят нас лажей, чува-ак…» Сейчас вся строительная индустрия заточена на быстрое самовоспроизведение каких-то элементов и унификацию. И потом архитекторы тоже привыкли изначально конфигурировать только прямые элементы, в них легче встроить планировку.

ДП: Это идёт от образования?

МК: Да, и определённой строительной традиции. При этом, даже если смотреть генпланы старых городов – критская планировка или планировка города Мохенджо-Доро в Пакистане – там везде прямоугольные формы. А вот в Турции наоборот народ высекал, и здесь в Крыму, кстати, делали пещеры с арочными сводами – такие, как знаменитые акустические пещеры, и это пространство уже по-другому дышит и по-другому поёт. Форма и звук очень здорово конфигурируют восприятие.

ДП: Получается, мой дом – мой храм, а не моя крепость?

МК: По сути да! Ведь как-то приятнее творить молитву благодарения Создателю, чем готовиться к сражению, периодически разминаясь на домочадцах.

Мастер, расскажи нам о жилище

ДП: Кроме этого экодома есть еще в Крыму какие-то твои образцы?

МК: Нет, меня больше интересуют шаманские пространства.

ДП: Расскажешь о них?

МК: Мы начали с того, что любой элемент бытия изменяет состояние сознания. Вот пространство для камлания должно быть строго ориентировано: ось в одном месте, божница в другом. Землю постоянно омывает эфирный ветер, который имеет чёткое меридиальное направление с севера на юг, поэтому в шаманском пространстве Божницу и Онгоны выставляют именно на севере, чтобы этот ветер переносил дух волшебства со священных предметов на шамана и дарил ему силу. Когда человек начинает экспериментировать с этим, он понимает, что перед ним золотой опыт древних, наша сокровищница, и это всё работает! Вещь, которой уделяется внимание, сакрализирует пространство и делает его живым.

ДП: Ты строишь шаманские пространства и работаешь с людьми?

МК: Мы не ищем контакты, но открыты для тех, кто нам приходит. Из практик работаем со звуком и дыханием. Ещё мы тут сделали своеобразное шаманское СПА с элементами зеркальных пространств и отражений, когда эманации человека возвращаются к нему, приобретая новый информационный окрас. Туда часто захаживают в гости те, кого принято называть духами или архетипами. По крайней мере, можно ощутить присутствие чего-то большего, чем мир обыденных проблем и вещей.

ДП: Можно сказать, что вы занимаетесь восстановлением человека, создавая такие пространства и добавляя разные практики?

МК: Да, всё должно быть в комплексе. Это означает, что ты, к примеру, выбираешь определённую философию, некий смыслообразующий стержень, и дальше вокруг него начинает вращаться твоя жизнь. И здесь элемент архитектуры только один из элементов.

ДП: Архитектура как магический инструмент?

МК: Конечно! Как и еда, как и музыка, как и речь с другим человеком. Жизнь магична во всём, любое простое действие. А вот уже профессионалы знают, как правильно ритуализировать процесс и какие ключи запустить. Халил Джебран, выдающийся арабский писатель и философ ХХ века в своей книге «Пророк» описал красивый момент, когда его спрашивают: «Мастер, расскажи нам о жилище», – и он отвечает, – страх согнал ваших предков в города, когда была реальная угроза выживания, но вы поймите, что этот опыт закончен. Сейчас, будь моя воля, я бы собрал все ваши жилища в пригоршню и разбросал бы их по лесам и по лугам! Чтобы эти зелёные тропинки стали дорогами между вами, а ваши жилища стали для вас храмом поклонения Природе». Действительно, важно увидеть красоту этого Мира и научиться её ценить, и чтобы люди ходили с запахом земли на одежде в гости друг к другу…

Микробиотоп
View Comments
There are currently no comments.